_Фаэливрин_
"ЗАКРОЙ ГЛАЗА! ОТКРОЙ ТРЕТИЙ!"
"Сильмариллы — не безделушки"
(с)lintamande.

Когда я впервые читала "Сильмариллион", мне казалось, что многие события происходят лишь потому, что они нужны для сюжета, а не потому, что имеют смысл сами по себе. Например: уход нолдор из Амана, кража Сильмариллов Морготом, желание Тингола заполучить Сильмарилл, превращение Келегорма и Куруфина в злодеев в Нарготронде.

Но думать так — значит недооценивать эту историю и Толкина. Я уже разбирала в деталях, почему у некоторых решений, "явно продиктованных нуждами сюжета", есть смысл, и сегодня собираюсь взяться за очередной разбор. Это исследование Сильмариллов: почему они заслуживают того почтения, которое оказывает им текст и персонажи, почему всеобщее стремление украсть или удержать их — не такая глупость, как кажется, и почему я считаю, что мы недооцениваем рассказ, относясь к ним как к предметам, не имеющим практической ценности.Начнем с действия света Амана на всех, кто контактирует с ним.

Именно свет, а не обещанная дружба с Валар, влияет на решение многих эльфов уйти с Куйвиэнен; свет — первое, что они отмечают в облике Оромэ; ради света телери оставляют Тол-Эрессеа и селятся в Альквалондэ. Я не склонна к буквальному восприятию всего, что говорится о нем в тексте, так как у изгнанников-нолдор, по-моему, была тенденция слегка превозносить покинутый Валинор. Но, прочитав дополняющие текст эссе, к которым неприменима гипотеза о "внутреннем авторе", я думаю, что по замыслу Толкина свет Амана действительно обладал всеми свойствамиВот несколько известных эффектов: те, кто видел его, заметно крепче телом и духом, быстрее исцеляются от ран, способны на подвиги, требующие необыкновенной выносливости и силы. При этом свете эльфы Валинора прогрессируют и достигают высочайших вершин в области искусства и технологий. Первые лучи солнца, пролившиеся на Валинор, вызывали сожаление.

Довольно странно, что всего одна вещь (свет) воздействует на массу различных аспектов общества (делает его членов физически и духовно сильнее, исцеляет, повышает выносливость, способствует общественному прогрессу). Чрезмерно упрощая, можно объяснить так: он был Благом и потому оказывал всевозможные, совершенно разные виды благого влияния на всех, кто его видел. Но это сомнительная трактовка. Во-первых, Толкин не считал прогресс Благом. Во-вторых, на людей свет Амана действует иначе — они умирают от избытка блаженства. Итак, речь идет о силе очень мощной, но не всецело позитивной., которые приписывали ему нолдор. И даже более того.
Поэтому разумнее не пытаться объяснить, откуда у этой силы полдюжины разных позитивных эффектов, а попробовать найти один эффект, который объяснит все.

Мне кажется, свет Амана увеличивает способность эльфийского хроа пребывать в согласии с феа и придает им сил. Сказано, что эльфы в конце концов угасают, потому что их дух сжигает тело. Их привязанность к Арде со временем растет, и феа проявляется все ярче, но тела не крепнут. Через какое-то время они выгорают и становятся — как выразился Мандос, когда был в плохом настроении — тенями сожаления.

Это печально. Это неразрывно связано с трагическим увяданием всего высокого и прекрасного в Арде из-за Моргота. В итоге все живущие истают и устанут от мира, и (в некоторых версиях) Моргот вернется из пустоты. я не думаю, что такое было при свете Древ. По-моему, в Полдень Валинора не существовало несогласия между телом и духом. Свет Древ исцеляет и укрепляет физически и духовно, и если бы он не угас, эльфы не истаяли бы никогда. Этим можно объяснить принятое после долгих колебаний решение телери поселиться в Валиноре (как было сказано выше - из-за тоски по свету), а также стремление ваньяр переселиться еще ближе.

Основания для этой версии есть в черновых набросках об Арде Энвиньянта. Она будет залита светом разбитых Сильмариллов, то есть светом Древ, и в ней не будет увядания.

Учитывая это, решение Валар пригласить эльфов в Валинор, которое я всегда осуждала, выглядит более простительным. Они не просто поступают глупо; они компенсируют эльфам разлуку с родным домом преимуществами среды, которая действительно лучше для них.

Конечно, Валинор подходит эльфам не только из-за света. Замедленное (или несуществующее?) разложение делает тысячелетия жизни более выносимыми. Какие-то целительные силы остались в Валиноре даже после гибели Древ — Келебриан ожидает найти там то, чего нет в Средиземье. Однако было бы ошибкой недооценивать значение света. Эльфы ушли с Куйвиэнен ради света, а не ради Валар. По большому счету, именно он держит их в Валиноре: "Ты привел нолдор долгой дорогой через опасности Средиземья к свету Эльдамара", и т.д.

Жутковатая фраза, что Валар были разочарованы итогом Войны Гнева, потому что им не удалось вернуть Сильмариллы, становится гораздо более осмысленной: возвращение Сильмариллов было бы огромным благом для всех оставшихся в Валиноре. Понятно, почему ваньяр, которые жили ближе всего к Древам, глубоко опечалены, что их свет (и укрепляющий эффект, который он оказывал) исчез навсегда.Из этого следует, что когда нолдор начали обижаться на Валар и сомневаться в них, свет стал, к несчастью, еще и символом зависимости.

Теперь поговорим о Сильмариллах. Они хранят в себе свет Древ. По-моему, разумно будет предположить, что они действуют на носящего их (и любого, кто часто оказывается поблизости) так же, как Древа. Таким образом, Тингол одержим Сильмариллом не только потому, что любит все блестящее; Диор носит его не только для красоты; убеждение Эльвинг, что он способствует процветанию Сириона, не ошибочно. И тот факт, что им владел Моргот, выглядит еще более ужасающим.
Сильмариллы укрепляют силу и почти наверняка могут исцелять. Они усиливают естественные (сверхьестественные) способности эльдар к телепатии, песням и войне. Вспомните, какое могущество демонстрирует Глорфиндель во "Властелине Колец", отражая нападение назгулов; оно объясняется тем, что он видел свет Валинора. Подобной силой должны были обладать (в большей или меньшей степени) все, кто жил, воевал и тренировался в присутствии Сильмарилла. Пока Камнями владел враг, враг был сильнее; когда ими владели эльфы, в сердцах эльфов горело то самое пламя, которое позволило перейти Хелькараксэ и одержать славные победы в первые годы войны.

Вспомните, как фиал Фродо со светом Эарендила — дважды разбавленным светом Древ — отгоняет силы зла, и представьте, как он пригодился бы для обороны Сириона.

Кто-нибудь вроде Лютиэн, носящий Сильмарилл, был бы воистину непобедим.Истаивают ли эльфы, никогда не видевшие свет Валинора, — вопрос неоднозначный. Но в общем ясно, что те, кто его видел, истаивают. Что ставит их в неудобную позицию аддиктов — они хотят уйти из Валинора, но без света Валар неспособны вечно сохранять свою силу, независимость и потенциал. Феанор предположительно провел большую часть своей жизни в странствиях, и бывал даже по ту сторону гор Пелори на краю света. Так что, я полагаю, все ниже написанное было известно нолдор, собиравшимся оставить Аман.

Есть лишь несколько средств, которые позволили бы нолдорской цивилизации вечно существовать вне Валинора и избежать угасания. Нужна была или более сильная версия Колец (которые они не умели делать, пока их не научил Аннатар), или собственный источник света, как способ унести с собой целительную и поддерживающую силу Валинора.Вот что изобрел Феанор. Вот почему он одержим Сильмариллами. Они нечто большее, чем символ творческих достижений нолдор, они — изобретение, которое делает независимость возможной. Вот почему его речь перед нолдор сосредоточена — почти до степени одержимости — на свете. И это, возможно, объясняет одну вещь, которая не давала мне покоя, — почему в Клятве говорится о Сильмариллах, а не о Морготе. Феанор полагает (ошибочно), что Моргот — преодолимое препятствие на пути к истинной цели, которую он поставил себе задолго до Затмения: основать цивилизацию нолдор, независимую от Валар. Я не собираюсь обелять этот мотив — он основан на некрасивых ксенофобских наклонностях и нездоровой
параноидальности. Но сам по себе он не является чем-то неоправданным, и без Сильмариллов такая цель недостижима.

К тому же, если нолдор уйдут в Средиземье без намерения обосноваться там навсегда, они будут вести себя как отряд налетчиков, а не как переселяющийся народ. Любые проблемы в отношениях с местными были бы в десять раз хуже, если бы нолдор не собирались остаться. Клятва говорит о Сильмариллах, потому что принцип возмездия — недостаточно крепкая основа для новой цивилизации. Цивилизация, построенная на обещании вечной войны, была бы уродливой и нежизнеспособной. А построенная на Сильмариллах — на обещании, что достижения техники могут выстоять там, где проиграли боги, на бессмертной целительной силе света, который Моргот пытался уничтожить, на достижениях самого Феанора — могла бы жить вечно.
Но предметы, на которых основан этот план, — не безделушки. И те, кто держится за них, не так глупы, как кажется.

А решение Валар "наградить" Эарендила было возмутительно гениальным: оно превратило символ эльфийских инноваций и независимости в знак милости Валар.

*В оригинале — макгаффины. Макгаффин — предмет, событие или персонаж в фильме или книге, служащий для завязки и продвижения сюжета, но обычно не обладающий собственной значимостью.
Он думал так — и ошибался.Но предметы, на которых основан этот план, — не безделушки. И те, кто держится за них, не так глупы, как кажется.

А решение Валар "наградить" Эарендила было возмутительно гениальным: оно превратило символ эльфийских инноваций и независимости в знак милости Валар.

*В оригинале — макгаффины. Макгаффин — предмет, событие или персонаж в фильме или книге, служащий для завязки и продвижения сюжета, но обычно не обладающий собственной значимостью.